RSS лентыnest.by & twitter

В свой огород через сельскую улицу

11 марта, 2009 - 19:45
"Вечерний Брест", Павел Куницкий
Рассказать в ВКонтакте Рассказать в LiveJournal Остальные службы

В свой огород через сельскую улицу
В свой огород через сельскую улицу

Фото: interesplus.ru

Кривое Село в Пинском районе – деревня умирающая. Она из тех населенных пунктов, что никогда не увидит асфальта на единственной сельской улице. Ходить по ней практически уже некому. В деревне осталось только четыре дома, а из постоянных жителей – две пожилые женщины, причем младшая из них, Анна Степановна Лосицкая, на зиму уезжает к детям в город.

Первое, что бросается здесь в глаза путнику, это планировка села, вернее того, что от него осталось. Дом Анны Степановны стоит по левую сторону улицы, а по правую расположились хозяйственные постройки и огород. По словам женщины, такой план застройки в Кривом Селе существовал с давних времен. Она это не раз слышала от стариков. А еще они говорили, что Кривое Село – деревня старинная, старше соседних Серничек, и в разговоре между собой жители этот факт подчеркивали с особой гордостью. И это действительно так. В исторических документах Кривое Село упоминается с 1524 года, а Сернички – с 1554-го.

Как раз в 30-х годах XVI столетия королева польская и великая княгиня литовская Бона Сфорца, которой ее муж Сигизмунд I отдал во владение Пинскую и некоторые другие волости на территории современной Беларуси, проводила на Полесье аграрную реформу. Бона Сфорца ввела совершено новую в Великом княжестве Литовском единицу измерения земельных наделов. Все крестьянские земли были собраны в один большой кусок и разбиты на волоки (21,36 га), после чего равными частями снова передавались в пользование крестьянам. От размера земельного участка и качества почвы зависел размер натурального и денежного налога, что позволяло королеве заранее прогнозировать свои доходы. Зачастую села переносились на совершенно новые, более удобные с точки зрения ведения хозяйства места. И отстраивались по стандартному плану. Дома ставились в одну линию вдоль небольшой улицы, а по другую ее сторону располагались гумна и огороды. Признаки такой планировки как раз частично и сохранило Кривое Село.

Земля. Многие столетия она одновременно была признаком благополучия и причиной многочисленных межгосударственных войн и внутренних конфликтов. И если подробности более ранних этапов истории Кривого Села непросто отыскать даже в архивах, то о событиях первой половины минувшего столетия еще может поведать единственный оставшийся в живых очевидец. Рассказ старейшей жительницы деревни Марии Петровны Колб – часть правдивой истории нашего с вами государства.

Родилась и выросла Мария Колб в деревне Лозичи, что на Пинщине. Отец умер, когда ей было всего девять лет. В трудах и заботах прошло детство и юность. В августе 1937 года девушка оказалась у родственников на престольном празднике в деревне Сушицк, и там внимание на нее обратил молодой человек из Кривого Села. Высокий, красивый и, как потом оказалось, богатый, правда, на 15 лет старше. Последующие полгода они не виделись, а после Крещения Игнат Филиппович неожиданно прислал в дом Марии своего родича спросить позволения прийти в сваты. Мать разрешила, и дочь ей в этом не перечила. Нравы в обществе тогда были совсем другие, дети слушались родителей. Но за стол с приготовленным угощением жених отказался садиться до тех пор, пока не получил лично от девушки согласия выйти за него замуж. Пообещал, что ни он, ни его родители никогда не упрекнут ее сиротством. И слово сдержал, все 55 лет, что прожили они в паре, он шел по жизни достойно.

Надо сказать, мать сумела справить дочери хорошее приданое: молодая жена пришла в дом мужа с новой постелью, а хозяйство свекра пополнилось четырьмя коровами и телкой. Оно тогда было общее. Кроме молодоженов, трудились в нем еще старший сын с женой и детьми. Свекор происходил из бедных людей, но был человеком хозяйственным, работал много и сумел самостоятельно стать на ноги. Лучшим вложением капитала он считал кормилицу землю и появлявшиеся в доме деньги тратил на ее покупку у обедневших односельчан. Во второй половине 30-х годов земли у него было много. А стадо крупного рогатого скота насчитывало 40 голов, в том числе 13 дойных коров. Работала семья от темна до темна, в горячую пору нанимали работников. Тогда наемный труд считался обычным делом. Было бы чем его оплачивать… Шел 1938 год...

А в 1939-м произошло объединение Западной и Восточной Белоруссии. Вместе со сменой государственного устройства и политической системы пришли новые порядки. Семью Колб обложили огромным налогом – 13 тысяч рублей. Свекор продал половину скота и уплатил его. Последовал еще один – также 13 тысяч. Чтобы не погубить семью, пришлось расстаться с другой половиной стада. Новой власти и этого оказалось мало. У Колбов отняли всю их землю, а семье велели собираться в дорогу. Предстояло принудительное выселение в Сибирь. Помешала война, которая принесла очередные страдания. Через два года значительную часть деревни, а насчитывала она до двух десятков дворов, фашисты сожгли, многих ее жителей, в том числе семью Марии Петровны, вывезли в Германию. А накануне забрали у них весь скот, который они успели снова вырастить.

В родные места полешуки вернулись спустя полтора года. Вернулись туда, где пережили так много горя, не зная, какие новые испытания ждут их в этот раз. Кривое Село встретило Колбов пепелищем. От дома и хозяйственных построек не осталось практически ничего. Жизнь начиналась с чистого листа. Заготовили в болоте сена, продали его и на вырученные деньги купили корову. Потом построили избушку пять на пять метров, и восемь человек, включая четверых детей, прожили в таких стесненных условиях долгих 16 лет. После войны их уже никто не трогал. Они были такие же бедные, как и их односельчане, ничем от них не отличались. Советская коллективизация стала последней земельной реформой в Кривом Селе. Молодежь после окончания школы уехала в города, жить и работать в небольшой деревушке со временем стало некому.

На территории Пинского района еще кое-где можно встретить необычную планировку, когда хозяйственные постройки расположены на одной стороне улицы. Такие примеры имеются в Хлебах, Черново, Бокиничах, Чернеевичах. По словам работников землеустроительных служб, скорее всего, это стечение обстоятельств, когда хозяевам по наследству доставались усадьбы проживавших рядом родителей. Что же касается Кривого Села, то здесь все выглядит вполне натурально.

версия для печати

Быстрый поиск

Цена
вид объекта комнат

NEST.BY Недвижимость и строительство в Беларуси
Цены в иностранной валюте в объявлениях указаны справочно. Все расчеты осуществляются в белорусских рублях в соответствии с законодательством РБ.
Копирование без гиперссылки на источник информации запрещено
© 2007-2019
Ознакомьтесь с Регламентом оказания бесплатных услуг