Не продаются и не реставрируются. Сотни старинных усадеб продолжают разрушаться